Жизнь за мобильник

17.06.2005 9:40 1

В Омске 22-летний молодой человек, просадив все деньги в игровые автоматы, не отходя «от кассы» зарезал оператора игрового салона и охранника. Его добычей стал один мобильник.
По сведениям «НИ», на днях в столице состоится заседание комиссии по безопасности Мосгордумы, на котором власти, милиция и операторы сотовой связи будут решать, что им делать с «мобильным криминалом». В правоохранительных органах говорят, что кражи мобильных телефонов, ограбления и даже убийства их владельцев в последнее время стали самыми распространенными видами уличных преступлений и приняли масштабы настоящей эпидемии. Мобильники сегодня – лакомая добыча для бандитов всех мастей: их легко украсть и так же легко продать.

Российские правоохранительные органы бьют тревогу. В общем количестве преступлений, совершаемых в стране, все большую долю занимают грабежи, кражи, разбойные нападения и даже убийства, совершенные с одной целью – ради завладения мобильным телефоном. Многие милицейские начальники публично говорят, что регионы захватывает эпидемия «мобильных преступлений». Об этом уже громогласно объявили руководители правоохранительных органов Тольятти, Читы, Новокузнецка, Пензы, Челябинска.

А вот учительские комитеты города Асбеста даже выпустили специальное обращение к родителям школьников. Они убедительно просят не разрешать детям брать сотовые телефоны с собой на занятия. Слишком много ребят за последнее время стали жертвами преступников.

Та же проблема стоит и перед московскими школьниками. «Столицу буквально захлестнула «мобильная преступность», – заявила «НИ» председатель комитета по безопасности Мосгордумы Инна Святенко. – Недавно я проводила встречу с председателями родительских комитетов нескольких московских школ. И в первую очередь они жалуются на повальное воровство и грабежи, связанные с мобильными телефонами. Дети даже получают тяжелые увечья, потому что не хотят добровольно расставаться со своими телефонами». По словам г-жи Святенко, ворованные аппараты сегодня спокойно продаются в магазинах: «Эта ситуация очень тревожит москвичей. На днях прошло заседание нашего комитета по безопасности, на котором мы обсуждали эту проблему».

Телефон ценою в жизнь

Знакомство со сводками различных криминальных происшествий, связанных с мобильниками, оставляют жуткое впечатление. Кажется, что Россия просто сошла с ума.

В городе Александрове двое подростков, 14 и 17 лет, решили ограбить знакомую 11-летнюю девочку, которой мама на день рождения подарила новый сотовый телефон. Однако, придя домой к своей жертве, подростки обнаружили там еще ее мать и их соседку, зашедшую по делам. В результате женщин забили до смерти металлической трубой, а девочку задушили. Спокойно забрав мобильник, юные убийцы подожгли дом, чтобы скрыть следы преступления.

В Москве двое школьников зарезали в подъезде жилого дома своего соученика, 12-летнего Антона Габова. Позже они признались, что пошли на убийство ради новенького мобильного телефона, который Антон неосторожно показал товарищам.

В Выборге 14-летний парень в городском парке напал с ножом на двух школьниц, 11 и 13 лет. Хладнокровно убив обеих, он забрал у жертв все те же сотовые аппараты.

В Омске 22-летний молодой человек, просадив все деньги в игровые автоматы, не отходя «от кассы» зарезал оператора игрового салона и охранника. Его добычей стал один мобильник.

В Волгограде в квартире жилого дома было совершено тройное убийство. Добычей налетчиков стала одна «трубка».

25-летний житель Волгодонска после ссоры забил насмерть своего ровесника. Поводом для размолвки послужил неисправный мобильный телефон, проданный ранее убийцей своей жертве.

В Вологде 38-летний мужчина, который в гостях потерял сотовый, обвинил в краже хозяина дома и так же забил его до смерти.

Продолжить этот список смогут, пожалуй, в каждом отделе уголовного розыска в самых разных регионах страны. Опытные сыщики знают, что в условиях обесценивания человеческой жизни дорогостоящая игрушка служит достаточным основанием для убийства.

Болтун – находка для бандита

Но подавляющее большинство «мобильных преступлений» – все же кражи, грабежи и разбои. «Это уже стало общегородским кошмаром, – рассказал «НИ» один из сыщиков угрозыска УВД Центрального округа столицы. – Как только мобильная связь стала доступной, сразу же появилась и связанная с ней преступность. Лидеры криминального «хит-парада» – уличные преступления. Для бандитов это самый легкий и выгодный способ заработать. В нашей стране, где большинство людей не могут обозначить свой статус автомобилем или престижной работой, единственным способом выделиться из толпы остается мобильный телефон. В результате дети, подростки и хрупкие девушки носят «игрушки» стоимостью от 300 долларов. А что они могут сделать против уличного хулигана, тем более вооруженного ножом? Жертвой может стать любой человек, и не имеет никакого значения, какой у него телефон: старый и дешевый или дорогой и «навороченный». Наркоману для покупки дозы подойдет любой».

Как говорят в милиции, подобные преступления мало того, что довольно тяжело раскрывать, так они еще и заметно портят стражам порядка статистику, а вместе с ней и жизнь. У подростка отберут старый мобильник, а преступление уже проходит в статистике по «тяжелой» статье «грабеж». За такие статьи и спрос другой. И начальство не интересует, что речь идет не об ограблении банка: такие вот перегибы пресловутой «палочной» системы.

«Беда еще в том, что ворованный телефон можно продать за полцены буквально в течение нескольких минут, – говорят в УВД Центрального округа. – Поэтому «трубки» оказываются гораздо выгоднее ювелирных изделий, бытовой техники и других «традиционных» объектов воровства. Ведь чтобы «скинуть товар», не нужно бегать по подпольным ломбардам и знать перекупщиков. Около каждого вокзала или крупной станции метро спокойно стоят скупщики мобильных телефонов, которых мало интересует законность их происхождения.

Мобильно конвертируемая валюта

Действительно, в Москве сбыт краденых мобильных телефонов – процесс давно и хорошо отлаженный. Больше всего подобных товаров попадает на Митинский и Царицынский радиорынки. Там аппарат комплектуют «левыми» инструкциями, коробками и продают его как вполне легальный. Однако по очень привлекательной и выгодной для всех цене.

Отдельная песня – это «мобильный бизнес» в местах массового скопления людей: у станций метро, в переходах, на вокзалах. Приехав на станцию метро «Комсомольская» и окунувшись в атмосферу вокзала, корреспондент «НИ» на себе почувствовал, что сегодня в России мобильный телефон – это уже не просто средство связи. Это свободно конвертируемая валюта.

Каждый обладатель трубки знает, что «не везет» в основном пассажирам метро и наземного транспорта, которые не следят за своими сумками и карманами. Особая группа риска – обладатели симпатичных шнурочков для мобильников, которые шустрые охотники за чужими «трубками» моментально перерезают бритвой или скальпелем. Не секрет и то, что некоторые жулики работают группами по 3–4 человека. Один из них – как правило, симпатичная, хорошо одетая девушка – кидается к заранее выбранной жертве с просьбой срочно позвонить, потому что ее трубка сломалась. Трудно отказать человеку в такой мелочи. Но как только телефон оказывается в руках воровки, девушка, сетуя на плохую связь, начинает потихонечку отходить. Если владелец аппарата пытается идти за ней, кто-то из сообщников «случайно» сбивает его с ног...

Но бывают криминальные союзы и куда более колоритные.

Колька и его бабушка Татьяна Борисовна – жители ближнего Подмосковья. Каждый день на площадь трех вокзалов они приезжают аккурат к восьми утра. Что делать – работа есть работа. Первым делом бабуля превращается в ходячий рекламный плакат – «замуровывается» в щиты с надписью «реализация и продажа мобильных телефонов» – и занимает боевую позицию у выхода из метро. Внучок же начинает громко голосить и приставать к прохожим с заманчивыми предложениями, не надо ли чего купить-продать.

«Почем возьмете телефон?» – интересуюсь я и показываю странной парочке свою видавшую виды «Нокию».

«Ну…– морщит нос бабуля при виде неаппетитного улова, – модель устарела, дороже, чем за тысячу рублей, ее ни в жизнь не продашь. Дам не больше пятисот».

«Не густо, – вздыхаю я. – Ну а что у вас есть на продажу?»

Здесь уже оживляется пацан.

«А что вам надо? Я любую вещь достать могу!»

«А смартфон достанешь?»

«Не проблема».

Татьяна Борисовна и Колька работают на вокзале отдельной бригадой. Бабушка работает в открытую – приобретает технику у поиздержавшихся гостей столицы, которым не на что купить билет домой, и у любителей сорокоградусных напитков, которые готовы продать все, чтобы залить в себя очередные сто граммов хорошего настроения. Приобретенный товар она сдает в торговые палатки или продает сама. Ну а Колька работает по «спецзаказам». Места, где он «тырит» мобильники, парень держит в секрете. Но поговорить на любимую тему рад всегда. Поэтому с удовольствием рассказывает, что предпочитает работать не так грубо, как некоторые.

«Вон столики рядом с ларьками, – Колька презрительно морщит лоб и тычет пальцем по направлению к небольшой замызганной привокзальной кафешке. – Называются «клофелиновые столы». Там девки работают – в чай или пиво клофелина подольют, а потом обчистят карманы. Кошельки воруют и мобильники, а потом сюда же в торговые ряды и сдают».

Ломбард на колесах

Пунктов скупки и реализации краденых «трубок» на площади трех вокзалов больше, чем ларьков с хот-догами. У вас здесь купят мобильный телефон практически в любой палатке. И там, где торгуют пивом, и там, где чебуреками. Некоторые местные бизнесмены, которые знают не понаслышке, что такое цивилизованные рыночные отношения, берут здесь мобильники на реализацию под проценты и даже дают под мобильные телефоны кредиты. Но самое «центровое» место, где круглосуточно, в режиме нон-стоп можно совершить выгодную сделку купли-продажи с сотовым телефоном, – это старые ржавые «Жигули-копейка», припаркованные прямо у выхода из метро «Комсомольская».

Днем обитатели «копейки» – полная дама, увешанная, как новогодняя елка, всевозможными украшениями, и ее напарник – гражданин восточной наружности – зевают от скуки. Лишь изредка к машине с надписью «Куплю все – золото, вещи, мобильные телефоны» подходят потенциальные клиенты. Мужчину восточной наружности зовут Борис, и он говорит, что наплыв народу будет к вечеру. Так уж повелось.

Основной контингент мобильной торговой точки – местные обитатели. Все они преимущественно граждане пьющие. Поэтому больших денег за свою добычу не просят. Зимой тащат снятые с голов прохожих норковые шапки, за которых им добрые люди из «копейки» отсчитывают по сорок рублей за штуку. Летом – по той же цене сдают солнцезащитные очки. Хорошо оплачиваются только компьютеры и мобильные телефоны.

«Чтобы наш потенциальный клиент принес компьютер – это редкость, – говорит Борис. – А вот мобильники – самый ходовой товар. Кто нам их приносит и где их люди берут – это не важно. Главное, что это выгодно всем. К примеру, сегодня золото на вокзале практически обесценилось: обручальное кольцо или золотая цепочка здесь потянут не больше, чем стоимость бутылки водки. Ну а мобильник всегда можно продать за приличные деньги».

«Мы хотим навести порядок на вторичном рынке торговли мобильными телефонами, – утверждает глава комитета по безопасности Мосгордумы Инна Святенко. – Суть нашей инициативы в следующем: необходимо запретить торговлю телефонами, которые не имеют документального подтверждения на право собственности. Если человек хочет продать новый или бывший в употреблении телефон, он должен предоставить чек, гарантийный талон или другой документ, в котором указан идентификационный номер этого телефона и который подтверждает легальность собственности. Инструкция к мобильному телефону подтверждающим документом, конечно, не является. Свое предложение мы уже направили в департамент потребительского рынка Москвы, но ответа пока не получили».

От звонка до звонка

Впрочем, милиция худо-бедно свое дело делает. По крайней мере, столичные следственные изоляторы буквально забиты людьми, обвиняемыми как раз в «мобильных» кражах и грабежах.

«У нас в камере примерно три четверти «обитателей» попали в тюрьму за «мобилы», – рассказал «НИ» москвич Александр, не так давно вышедший из СИЗО «Матросская тишина». – Многие из них, кстати, рассказывают, что и у милиции появилось свое ноу-хау. Если раньше задержанным подбрасывали наркотики или патроны, то сейчас нередко пользуются для этих целей числящимися в розыске телефонами или даже сим-картами от них».

«Это вполне закономерно, что с увеличением количества мобильных телефонов увеличилось и количество преступлений, связанных с ними, – сказал «НИ» адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев. – Такое уже было раньше. Как только люди начали покупать много машин, мгновенно возрастало число различных преступлений, связанных с ними».

Как признается Александр, большинство похитителей «трубок» попали в изолятор «по собственной глупости». Например, звонили с ворованных телефонов. А таких людей, как показывает практика, найти нетрудно. Если, конечно, искать.

«Преступники активно пользуются мобильной связью, и это позволяет нам успешно распутывать сложные дела, – заявил «НИ» один из следователей управления по расследованию убийств и бандитизма прокуратуры Москвы. – Я не могу подробно раскрывать технологию, но любой телефонный звонок оставляет свой след. Можно узнать, кто, когда и кому звонил, где в тот момент находился каждый из абонентов. Кроме того, можно узнать данные обо всех сим-картах, которые побывали в мобильном телефоне, и получить информацию об их владельцах. Таким образом, были раскрыты несколько сложных убийств и других тяжких преступлений. Например, следователи Генпрокуратуры смогли выйти на предполагаемых убийц американского журналиста Пола Хлебникова. Они изучили все телефонные звонки в районе его убийства и вскоре выяснили, что среди звонивших были известные им представители криминалитета».

Заветный номерок

Однако не все так гладко. Если в случае с «резонансными» делами сотовые операторы охотно идут на контакт с правоохранительными органами, то при обычной краже телефона никто суетиться не будет.

«На днях в Москве состоится еще одно заседание по вопросу о «мобильной преступности», на которое мы пригласили представителей всех компаний-операторов мобильной связи, отвечающих за взаимодействие с правоохранительными органами, – говорит Инна Святенко. – Одна такая встреча уже была, однако она оказалась безрезультатной. Милиционеры просили компании-операторы предоставлять им сведения о подключении к сетям ворованных мобильных телефонов, однако встретили категорический отказ. При этом операторы мобильной связи сослались на федеральный «Закон о связи», а также на конфиденциальность данных о своих клиентах».

Вообще-то, найти украденный телефон после того, как его снова подключили к сети, пусть и с новой сим-картой, не так сложно. Дело в том, что каждый аппарат сотовой связи стандарта GSM передает при регистрации телефона в сети оператора свой уникальный номер, так называемый IMEI. При этом производители мобильников предпринимают достаточно серьезные меры для исключения возможности последующего изменения этого номера. Конечно, специалист способен расшифровать и изменить IMEI у любого телефона, однако чаще всего кражами мобильников занимаются люди, даже не знающие такого слова. Соответственно, как утверждают в ГУВД столицы, достаточно всем операторам сотовой связи просто блокировать подключение телефонов, IMEI- номер которых числится в разряде «криминальных», и торговля крадеными телефонами если не сойдет на нет, то значительно уменьшится в объемах. Она станет просто невыгодной.

Проблема в том, что операторы просто не могут договориться с милицией. В результате у ГУВД есть свой «черный список» украденных номеров, у компаний сотовой связи – свои списки.

У каждой из сторон свои доводы. Операторы боятся, что конфиденциальная информация об их клиентах утечет «налево», как это происходит с различными базами данных ГИБДД, МВД и прочих госструктур. К тому же они сетуют на отсутствие лишних денег на организацию внутренних «служб поддержки правоохранительных органов». Например, глава «МТС» официально сообщил ГУВД, что «создание дежурной службы для оперативных целей ГУВД в ОАО «МобильныеТелеСистемы» не предусмотрено штатным расписанием коммерческой компании».

Однако в милиции утверждают, что бизнесмены по меньшей мере лукавят. И технические, и человеческие ресурсы у них есть. В качестве примера приводят такой случай: по данным ГУВД Москвы, 22 июля 2003 года в Московскую службу спасения позвонил по мобильному, зарегистрированному в «МТС», 49-летний Иван Крутофифт. Он сказал, что ему стало плохо, и он не может самостоятельно идти. Крутофифт знал только то, что он находится где-то в лесу в районе подмосковного Селятино. Милиция, куда передали это сообщение, обратилась в «МТС» с просьбой предоставить адрес установки базовой станции, через которую произошло последнее соединение абонента, и указать направление (азимут) на аппарат. Однако сотрудник «МТС», с которым удалось связаться, сообщил милиционерам, что рабочий день закончен и предоставить требуемую информацию технически не представляется возможным. Поразительно, но в это же самое время жена Ивана Крутофифта по своим каналам сумела узнать в той же компании «МТС» место, где приблизительно находится ее муж, которого вскоре обнаружили стражи порядка.

Ждите ответа

Когда же репортеры «НИ», представившись обворованными абонентами сотовой связи, обзвонили все столичные компании, работающие в стандарте GSM, вдруг выяснилось, что они «не предоставляют услуги по поиску мобильного телефона по IMEI-номеру». «Мы этим не занимаемся. Если у вас украли сотовый телефон, обращайтесь в милицию. У нас таких технических возможностей нет», – примерно такие ответы мы услышали от операторов «МТС», «Мегафон» и «БиЛайн». Получается, что спасение обворованных – дело рук самих обворованных.

Следующая новость
Предыдущая новость

Профессиональные аниматоры для детских праздников в Алматы Сварная сетка из стали для вашего производства Вулкан клуб игровых автоматов! Основной заработок в интернете на колебании валюты Онлайн слоты на деньги в казино Вулкан

Последние новости