Израильский ученый делает древний Талмуд общедоступным

24.02.2011 22:23 1

Страдающий бессонницей ученый, сгорбившись, сидит в большом кресле с трубкой во рту, его длинная белая борода спуталась, из-под черной кипы выбиваются пряди волос. Но голос у него не зычный, как у раввина, а такой тихий, что приходится наклоняться к нему поближе, чтобы услышать его откровения.

Однако послание раввина Адина Штайнзальца еврейскому миру вызывает совершенно отчетливый резонанс во всех его уголках. 73-летний ученый-раввин только что завершил монументальный проект, который длился 45 лет и в европейских научных кругах считается прорывом поистине библейского масштаба. Речь идет о самом полном переводе Талмуда с комментариями, он состоит из 63 основных разделов и почти 6000 страниц.

Талмуд — главный труд основного течения иудаизма, в котором приводятся накапливаемые столетиями подробные умозаключения и дебаты раввинов по поводу еврейских законов, этики, философии, обычаев и истории. Но ввиду его сложности, множества непонятных моментов и вследствие того, что большей частью он написан на древнем арамейском языке, этот изысканный текст веками оставался за пределами понимания людей, за исключением небольшой группы посвященных еврейских ученых.

Пытаясь дать определение своей миссии по просвещению евреев, Штайнзальц переиначивает слова Моисея из Книги Бытия: «Позвольте моим людям узнать» (оригинальный вариант: «Позвольте моим людям уйти»). Теперь с его 45-томным изданием любой человек, владеющий ивритом, может начать изучать этот священный текст.

«Считаю эти знания не просто сведениями о нашей истории, это знания, которые дают нам представление о нас самих, это наш портрет, — рассказывает Штайнзальц в интервью «Ассошиэйтед Пресс» в своем скромном офисе в Иерусалиме. — Талмуд — это книга, которая не имеет аналогов… Это постоянный поиск истины, истины абсолютной».

Этому делу Штайнзальц посвятил большую часть своей жизни. Четыре с половиной десятилетия по 16 часов в день он работал над древними текстами, выполняя их перевод с арамейского на современный иврит, а также частично на английский, испанский, французский и русский языки.

Что еще более важно, он добавил собственные объяснения фраз, терминов и понятий, а также список положений еврейских законов, разработанных на основании этого текста.

Ранее уже выполнялись частичные переводы этой книги на английский и другие языки, но такого подробного перевода со столь обширным комментарием еще не было.

«Я открыл дверь, а вам решать — входить или нет. За вас я этого сделать не могу, да и не пытаюсь», — поясняет он.

Шалом Розенберг, почетный профессор еврейской философии при Еврейском университете в Иерусалиме, заявил, что Штайнзальц продолжает традиции Шломо Ицхаки, знаменитого раввина из средневековой Франции, известного также под псевдонимом Раши, автора первого подробного комментария к Талмуду, составленного более 900 лет назад.

«Раши был первым, кто произвел подобного рода революцию, превратив Талмуд в книгу для чтения. А Штайнзальц сегодня открыл ее и для тех, кто не ходит в йешивы (духовные семинарии)», — рассказывает Розенберг.

Все же, по его мнению, читать Талмуд Штайнзальца — то же самое, что смотреть на карту джунглей: «Ты ничего не знаешь о джунглях, но можешь там прогуляться».

У данного проекта появились и свои противники. На протяжении нескольких лет некоторые крайне ортодоксальные теологи критиковали Штайнзальца, даже объявляли ему бойкот, заверяя, что изучением Талмуда могут заниматься лишь специально обученные раввины.

Еврейский историк Менахем Фридман заявил, что работа, проделанная Штайнзальцем, лишила раввинов монополии на знания Талмуда.

«Им кажется, что популяризация Талмуда — слишком смелый, дерзкий шаг», — объясняет Фридман.

Штайнзальц, чьи трое детей согласно древнееврейским обычаям носят фамилию Эвен Исраэль, родился в Израиле в нерелигиозной семье. А в подростковом возрасте, обучаясь в духовных семинариях, он освоил арамейский язык, стал соблюдать религиозные традиции.

Получив образование на факультетах физики и химии Еврейского университета, он стал преподавателем математики, а в 24 года, согласно его веб-сайту, — самым молодым директором школы в истории Израиля. Три года спустя, в 1965-м, у него появилось «хобби» — перевод Талмуда. В 1988 году за свои труды он был удостоен Премии Израиля — высшей награды, которую могут вручить гражданину этой страны.

Еще через несколько лет он создал сеть школ в Израиле и бывших республиках Советского Союза, написал более 60 книг различной тематики — от зоологии до теологии.

Однако главной страстью всей его жизни оставался Талмуд.

Он говорит, что пристрастился к нему, как музыкант увлекается музыкальным инструментом, и сравнил его понимание с тем, как пытаются понять математику и музыку.

«Это другой язык, и ты должен научиться думать на нем. Это язык мысли, а не слов», — рассуждает Штайнзальц.

Изучение Талмуда, с его парадоксами и оксиморонами, уже само по себе является формой отправления религиозного обряда, считает ученый. «Господь говорит с нами, и все, чего Он хочет, — это чтобы кто-то на другом конце Вселенной сказал Ему "здравствуй". В этом и есть суть молитвы — сказать "здравствуй"».

В начале месяца его достижения были отмечены Всемирным днем еврейского знания, который позиционируется как первое международное событие, посвященное еврейскому знанию, касающемуся всех вероисповеданий в целом и никакого конкретно. На прошлой неделе Штайнзальц отправился в тур по США в поддержку публикации заключительной главы его 45-томного издания Талмуда.

Талмуд состоит из двух основных частей: Мишны — неписаного закона, составленного в III веке н. э., и Гемары — дополняющего Мишну пространного труда, который создавался в течение последующих лет.

В Гемаре ведутся споры по поводу постулатов Мишны, и характер их варьируется от анекдотичного до обычных придирок и даже злобной критики. Часто выводы касаются того, что несет в себе Мишна, и, как результат, провозглашаются еврейские законы, однако иногда заходит речь и о некоторой «притянутости».

«В любой области знаний есть вопросы, на которые все еще нет ответов, — поясняет Штайнзальц. — Ответы можно найти при переходе на более высокий уровень знания, но и на этом уровне возникают вопросы, на которые невозможно дать ответы».

«Как говорили в Средние века, конечным знанием является понимание того, что мы ничего не знаем, — продолжает он. — Чем больше вы узнаете, тем явственнее осознаете, что ничего на самом деле не знаете».

После написания нескольких миллионов слов он уверяет, что его тяга к познанию нисколько не уменьшилась. Он описывает это как некое «океаническое чувство», ощущение блаженства от возможности прикоснуться к бесконечности в поисках просветления.

«Я готовлюсь прожить еще 170 лет, ведь у меня много работы. Если верховное начальство решит, что я нужен где-то еще, мне придется двигаться дальше. Но пока я здесь, и мне есть чем заняться», — говорит Штайнзальц.

Арон ХЕЛЛЕР
Ассошиэйтед Пресс, Иерусалим
23 ноября 2010 года

Источник: http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2010/11/23/AR2010112300178.html
Перевод статьи с английского языка выполнен в бюро переводов «Прима Виста»

Следующая новость
Предыдущая новость

Любой вид ремонта под ключ Создание сайтов быстро и качественно Экономическое отопление твердотопливными котлами Новые технологии для утепления домов и офисов Регистрация на Вулкане и новые перспективы для игроков

Последние новости