«РФ опаснее для США, чем ДАИШ»

02.07.2017 1:26 7

«РФ опаснее для США, чем ДАИШ»

В конце июня в СМИ появились страшные заявления депутата иракского парламента Виан Дахил, заявляющей, что боевики ДАИШ предположительно приготовили годовалого ребёнка и скормили его матери.

Если политик действительно говорила египетскому телевидению правду, то речь идёт о невообразимом проявлении зла. Убийство невинного ребёнка — уже чудовищное деяние, но подобная развращённость и жестокость — нечто из ряда вон выходящее.

По словам Дахил, несчастная мать принадлежит к езидам — неарабской и немусульманской этнической группе, которую ИГ пытается стереть с лица земли, истребляя мужчин и забирая женщин и детей в сексуальное рабство. А всё потому, что террористы считают езидов второразрядной расой сатанистов или, если прибегнуть к немецкому термину, недолюдьми.

Это важная параллель, поскольку страшные зверства «Исламского государства» во многом перекликаются с действиями фашисткой Германии, чья идеология также сводилась к притеснению меньшинств, считавшихся, в соответствии с извращенными представлениями нацистов о собственном превосходстве, нечистыми и недостойными.

Немыслимые преступления
В первую очередь это касается евреев. За всю историю человечества сложно вспомнить этническую группу, чьи страдания были бы сравнимы с тем, как пострадали евреи от немецкого безумия. Даже семьдесят с лишним лет спустя подобные злодеяния и массовые убийства не укладываются в голове.

Именно поэтому меня так удручило видео, попавшее ко мне в руки всего через пару часов после просмотра интервью с Дахил. А то, что записано оно было на Международном форуме Американского еврейского комитета — 2017, лишь усугубляло разочарование.

Во время панельной дискуссии на тему «Роль власти, политики и путинской России в текущем мировом порядке» родившаяся в России и выросшая в Америке журналистка Юлия Иоффе отпустила ряд невероятно невежественных комментариев, которые свидетельствуют о сильно сбитом моральном компасе и отсутствии у говорившей всякого понятия о приличиях.

Слова Иоффе последовали за заявлениями другого участника дискуссии — профессора Стивена Коэна, отметившего, что пока Барак Обама утверждал, что сражается с ИГ, фанатики брали под свой контроль всё новые территории. По мнению Коэна, это доказывало, что подлинной целью США в Сирии является вовсе не уничтожение «Исламского государства», а свержение Башара Асада с поста президента. В качестве примера он привел Россию, которая лишила ИГ основного источника дохода: налаженной схемы контрабанды нефти через Турцию, которую Вашингтон игнорировал.

«Я в корне не согласна с тем, что ИГ является крупнейшей угрозой безопасности США. Если уж на то пошло, Россия представляет для Америки куда большую опасность. Что может «Исламское государство»? Ну, убьют они десяток здесь, десяток там, — заявила Иоффе. — Это, конечно, ужасно. Но, в отличие от России, у ИГ нет ядерного оружия. Они не располагают такими многочисленными сухопутными войсками».

Погодите-ка. Только представьте, что в 40-х годах прошлого века Франклин Рузвельт решил бы, что коммунистический Советский Союз представляет большую угрозу, чем фашистская Германия. В конце концов, нацисты всего лишь «убили пару евреев». Думаю, можно с уверенностью сказать, что в таком случае многие представители Американского еврейского комитета попросту не появились бы на свет. Это касается и самой Иоффе, поскольку большинство русских евреев вряд ли пережили бы оккупацию России гитлеровскими силами.

Далее — вопрос ядерного оружия. Во-первых, за Россией, в отличие от США, не числится случаев боевого применения ядерного оружия. Москва подчёркивает, что российский ядерный арсенал предназначен исключительно для сдерживания. Ещё в 1950-х годах СССР и США пришли к выводу, что ядерный удар одной из сторон станет прямой дорогой к взаимному гарантированному уничтожению. И именно это понимание помешало холодной войне вылиться в войну реальную.

Военные круги и разведсообщество стран «Большой двадцатки» давно признали, что подлинную ядерную угрозу представляют неподконтрольные субъекты и «грязные» бомбы, а вовсе не упреждающий удар одной крупной мировой державы по другой. К слову сказать, поступает множество достоверных сообщений о том, что «Исламское государство» пытается добыть ядерный материал для создания «грязной» бомбы.

И не забудем замечание о «многочисленных сухопутных войсках» России. Трудно представить, чтобы они представляли для Америки реальную угрозу. Перво-наперво, вооружённые силы Соединенных Штатов почти в два раза превышают российские по численности. А кроме того — сложность тылового обеспечения ставит под вопрос то, что меньшая армия способна провести успешное вторжение на другом континенте, будучи отрезанной с обеих сторон океаном (а для нападения через Аляску потребуется сначала пересечь территорию Канады).

Странная логика
«ИГ никогда не представляло и не будет представлять для США экзистенциальной угрозы. И — когда это было? — полтора года назад, когда я была в лагере беженцев в Германии, я беседовала с сирийскими беженцами, и среди них не было ни одного человека, бежавшего с территории, подконтрольной «Исламскому государству». Все они бежали с территории, подконтрольной Асаду», — продолжала Иоффе.

«ИГ существует потому, что существует Асад. Терроризм в Сирии существует потому, что существует Асад, — говорила она. — И продолжение поддержки Асада подпитывает террористического зверя внутри Сирии».

Ладно, принципы принципами, но здесь налицо целый ряд фактических ошибок. Прежде всего, причина, по которой Иоффе не встретила никого, кто бежал бы с территории, удерживаемой ИГ, — в том, что мало кому удаётся оттуда спастись. И едва ли можно уверять, что никому и не хочется этого сделать, учитывая описания жизни под властью этой группировки, подкрепляемые множеством документальных источников.

Некорректно говорить и о том, что «ИГ существует потому, что существует Асад», поскольку эта организация была основана в 1999 году иорданским радикалом Абу Мусабом аз-Заркави, подельником Усамы бен Ладена. А «подъём» группировки случился во время партизанской войны в Ираке, спровоцированной преступным американо-британским вторжением 2003 года. Название «Исламское государство Ирака» появилось в 2006 году, задолго до того как началась активная реализация проекта по «смене режима», направленного против Асада. Так что точнее будет сказать: «ИГ существует благодаря действиям Вашингтона».

Вернёмся к небрежно брошенным Иоффе словам о жертвах «Исламского государства» — «десятку здесь, десятку там». На счету террористической группировки убийство десятков тысяч ни в чём не повинных людей по всему миру, и центральный вопрос в том, на чём строится всё мировоззрение ИГ. Это секта, которая проповедует конец света и считает своей задачей разрушить весь мир во имя его «спасения». Поэтому она намерена в буквальном смысле уничтожать и порабощать всякого, кто не делает так, как она скажет.

Теракты происходили и у нас: в барах и аэропортах, на мостах и набережных. Сейчас для охраны некогда безопасных пространств в Западной Европе, России и Северной Америке приходится отряжать небольшие армии. Таким образом, наша свобода и наш образ жизни как таковой стали мишенью для «Исламского государства».

Нелишне будет напомнить, что Россия никогда не совершала ни военных, ни террористических атак на американской земле, зато множество американцев на территории США погибли от рук ИГ и породившей его «Аль-Каиды».

Сомнительные связи

Более того, слова «терроризм в Сирии существует потому, что существует Асад» очень напоминают то, что полтора десятилетия назад Джордж Буш говорил о Саддаме Хусейне. Тогда безответственная болтовня привела к катастрофе. А кто в то время был главным спичрайтером американского президента? Вспомним его имя. Дэвид Фрум, ныне старший редактор журнала The Atlantic, главным редактором которого является Джеффри Голдберг — один из самых громогласных сторонников злополучной войны, которую устроил Буш.

Кстати, некоторое время назад к команде The Atlantic присоединилась и Юлия Иоффе, которая сейчас, похоже, активно впитывает маниакальные пристрастия руководства. Получаемая на выходе смесь из токсичной неоконсервативной идеологии и давней враждебности Иоффе к России позволяет назвать её ответом следующего поколения Джону Маккейну.

Некоторые её претензии к той стране, где она родилась, возможно, и обоснованны. Но в своём стремлении сразу клеймить всё связанное с Россией Иоффе демонстрирует крайнюю бездумность. Не говоря уже об отсутствии добросовестности.

«Исламское государство» — это чудовищное зло. И объявлять, что Россия опаснее этих малодушных психопатов — это худшее проявление пустой истерии и фанатизма. Кроме того, журналист, многие годы работавший в Москве, должен знать о том, какую искреннюю обеспокоенность у россиян вызывают джихадисты и радикальные исламисты. Но в этом-то всё и дело. Иоффе, надо полагать, прекрасно осознаёт эту обеспокоенность, но предпочитает не говорить об этом — ради подкрепления собственных тезисов и продвижения повестки дня её работодателей.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Где предпочитают отдыхать жители России этим летом Качественный ремонт Samsung Galaxy S7 в Украине с гарантией Польша выиграла от экономического кризиса в Украине Бесплатное размещение объявлений Доставка цветов — надежный партнер в организации праздников

Последние новости