Сломанные ограничения: почему западные санкции не могут помешать росту экономик РФ и Белоруссии

13.08.2017 11:12 13

Сломанные ограничения: почему западные санкции не могут помешать росту экономик РФ и Белоруссии

Невзирая на западные санкции, экономики РФ и Белоруссии только набирает темпы роста. Об этом свидетельствуют данные Евразийского банка развития. Аналитики организации прогнозируют обеим странам прирост ВВП в размере 1,4% по итогам 2017 года. О том, почему ограничительные меры, введённые странами Запада, не способны остановить экономическое развитие России и Белоруссии — в материале RT.

Цифры роста

Евразийский банк развития (ЕАБР) опубликовал новый макроэкономический обзор, названный «Евразийская трансмиссия: от интеграции к росту». Документ получился довольно оптимистичный — в нём аналитики повысили прогноз экономического роста в постсоветских странах на 2017 год с 1,3% до 1,6%. Поводом для пересмотра прежних оценок стало заметное увеличение экономической активности в первом полугодии.

«Восстановление объёмов поставок сырой нефти на фоне низкой базы второго полугодия 2016 года будет способствовать ускорению роста как промышленности, так и энергетического экспорта. Проводимая денежно-кредитная политика продолжит оказывать поддержку восстановлению потребительского спроса. При этом ожидается сохранение слабой инвестиционной активности предприятий до конца текущего года», — полагают в ЕАБР.

При этом прирост ВВП в 2018—2019 годах составит 1,2%, считают эксперты банка.

Конечно, разные страны Евразийского Союза растут по-разному. Самые значительные изменения наблюдались в Казахстане и Армении. Так, в Армении сработал отложенный эффект стимулирующей фискальной и денежно-кредитной политики, проводившейся в 2016 году. Он наложился на быстрое восстановление денежных переводов, которое заметно оживило потребительский спрос. В итоге ЕАБР увеличил прогноз прироста ВВП Армении с 2,9% до 5,2%.

Что касается Казахстана, то там экономический подъём во многом определяется тесными экономическими связями с соседним Китаем. Свою роль сыграли и государственные меры по стимулированию экономики и восстановление мировых цен на металлы и нефть. В результате ожидаемый прирост ВВП к концу 2017 года вместо 2,3% составит 3,4%. В то же время Казахстан — это единственная страна, в которой не наблюдается рост реальной заработной платы.

А вот Россия показала, что может развиваться, даже находясь под санкциями. Прогноз прироста ВВП в России увеличен на 0,3% — до 1,4%.
При этом Россия остаётся ведущей страной на постсоветском пространстве — то есть определяет векторы экономического развития стран-соседей.

«Оживление экономической активности в России способствовало улучшению макроэкономических показателей в Армении, Кыргызстане и Таджикистане через каналы денежных переводов», — подчёркивает главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик.

В свою очередь рост ВВП Белоруссии по мнению экспертов также обусловлен положительной динамикой экономики России.

Восстановление экономики

Евразийский банк развития повысил прогнозы по экономическому росту России в связи с «более быстрым, чем ожидалось, восстановлением экономической активности в первом полугодии текущего года», отмечается в докладе. Ожидается, что к концу 2017 года рост ВВП России составит 1,4%, а к 2019 году достигнет 1,7%.

«Внутриэкономические факторы останутся основными драйверами роста в среднесрочной перспективе», — утверждается в докладе ЕАБР.
Тем не менее, и с экспортными возможностями у страны всё хорошо. Особенно этому поспособствовала стабилизация цен на нефть в первом полугодии 2017 года. Рост экспорта за этот период у России наибольший среди всех стран ЕАЭС — 33,7%.

Как отмечают аналитики Евразийского банка развития, в 2017 году продолжилось восстановление российской экономики. В первом квартале 2017-го прирост ВВП составил 0,5% по сравнению с этим же кварталом прошлого года, в апреле — 1,4%, в мае — 3,1%.

Положительные тенденции связываются с ростом экспорта и внутреннего спроса за счёт возросшей потребительской активности. Розничный товарооборот в апреле вырос на 0,1%, а в мае на 0,7%. Впервые с 2014 года эти показатели достигли положительных значений. С февраля 2017 года наблюдается рост заработных плат при сохранении безработицы на прежнем уровне, что стимулирует потребительский спрос.

Увеличилось и промышленное производство. В мае 2017-го его рост составил 5,5%. За первые пять месяце 2017 года рост промышленности составил 1,7%. В сельском хозяйстве картина, впрочем, не столь радужная из-за экстремальных погодных условий 2017 года — рост в районе 0,7%. Зато объемы транспортного грузооборота выросли на 9,5% по сравнению с маем прошлого года. Это рекордно высокий показатель за последние 6 лет.

ЕАБР отмечает стабилизацию инфляции в России в районе 4,1%, в то же время существуют негативные факторы, связанные с внешнеэкономической конъюнктурой, — прежде всего возвращение волатильности на глобальных рынках и вероятный низкий урожай, которые могут подстегнуть инфляцию и повышение цен. Несмотря на это, ЕАБР прогнозирует снижение инфляции в России до 3,9% в 2017 году и сохранение её в районе 4% в 2018—2019 годах. Это даст возможность банку России снижать ключевую ставку, что положительно скажется на экономической активности внутри страны.

Рост с препятствиями

Новые данные ЕАБР подтверждают, что России удаётся демонстрировать положительную динамику и сравнительно неплохие темпы роста даже после того, как в 2014 году против нас западные страны ввели санкции. Ограничительные меры, как правило, связанные с присоединением Крыма, касаются как отдельных компаний, банков и частных лиц, так и целых секторов промышленности — таких как ВПК.

Санкции и ответные российские контрсанкции привели к росту импортозамещения, в первую очередь в сельскохозяйственной отрасли, уверены опрошенные RT эксперты. Однако сельское хозяйство, защищённое российскими контрсанкциями и мерами государственной поддержки — не единственная отрасль, в которой наблюдаются эти процессы.

«Довольно удачно развивается химия, фармацевтика, мы получили преимущество в импортозамещении программного обеспечения, — рассказал RT заведующий кафедрой экономической теории и политики РАНХиГС Абел Аганбегян. — Мы вышли на объем в $7 млрд. в экспорте информационных технологий, в то время как три года назад это было $3,6 млрд», — отмечает эксперт.
Часть западных компаний, в первую очередь, работающих в продуктовой сфере, таких как Danone Arla Foods, Valio, Ehrmann, Hochland, Meggle, после введения санкций не просто остались на российском рынке, но нарастили производство, используя теперь уже полностью российское сырьё и свои предприятия, работающие в России. Это способствовало созданию новых рабочих мест и сохранению привычных для отечественного потребителя иностранных брендов.

И в других сферах производители, заинтересованные в сохранении российского рынка, переносят производство в Россию или начинают сотрудничество с российскими предприятиями.

Немецкий фармацевтический концерн Merck сотрудничает с российскими компаниями «Фанмстандарт» и «Нанотек». В России, несмотря на санкции, работают предприятия таких фармацевтических гигантов как Boinorica, Novartis, AstroZeneca. Расширяют производство в России и концерны, специализирующиеся в других отраслях: Henkel (бытовая химия и косметика), GEA (сельхозоборудование), Robert Bosch (машиностроение, электротехника), Volkswagen (автомобили). Последние, несмотря на трудности в прошлом году возобновили производство на заводах в Калуге и Нижнем Новгороде. Положительные тенденции в экономике сказались и на увеличении спроса на автомобили Volkswagen в России. За май-июнь 2017 года они выросли на 18%, информирует Ассоциация европейского бизнеса.

В январе 2017 года в одном из главных индустриальных центров Германии — Дюссельдорфе — прошла конференция с говорящим названием «Россия на пути от экспортного рынка к производственной площадке?». Как отмечали её участники — немецкие экономисты и представители крупнейших компаний, работающих на российском рынке, — переход к локализации производства в России может способствовать сохранению за немецкими кампаниями значительной части европейского рынка в условиях сокращения импорта из Германии.

«Конечно, это огромный стимул», — прокомментировала RT перспективы локализации производства в России западными компаниями профессор кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей МГИМО (У) Татьяна Исаченко.

Однако, отмечает она, «крупные технологические компании ограничены санкциями», что затрудняет их работу в России, особенно в тех случаях, когда санкции, как в недавно принятом США новом пакете ограничительных мер, напрямую блокируют передачу России технологий и ограничивают инвестиции в определённых сферах.

Особый случай

Евразийский банк развития обещает для Белоруссии не самые высокие (на фоне других государств, входящих в ЕАЭС) темпы экономического роста. Прогноз — плюс 0,1% по итогам 2017 года, до 1,4%. Здесь важно отметить, что на Белоруссию, как и на Россию, со стороны США наложены экономические санкции.

Белорусский случай примечателен тем, что если Россия находится под западными санкциями третий год, то Белоруссия — больше 10, с 2006 года.

По оценкам экспертов, ежегодные потери белорусских экспортёров от американских санкций превышали $200 млн. Больше всех страдали поставщики калийных удобрений: их «потерянный» экспорт составлял $100 млн в год. Экспорт нефтепродуктов в США, суммарный объём которого в 2006 и 2007 годах равнялся $240 млн, в период действия санкций ощутимо снизился.

Тем не менее обычные граждане действие американских санкций практически не ощутили. А свежая статистика ЕАБР говорит о том, что и экономика Белоруссии растёт, несмотря на ограничения. Так, например, экспорт белорусских товаров и услуг в первом полугодии 2017 года вырос на 20,7%.

Напомним, что в 2006 году в Белоруссии состоялись президентские выборы, на которых в очередной раз победил Александр Лукашенко. После этого по стране прокатились уличные протесты несогласных с результатами избирательной кампании.

ОБСЕ не признала выборы демократическими, что стало формальным поводом для введения санкций со стороны США и Евросоюза, а также их партнёров. Позднее действие санкций ежегодно продлевалось. В какой-то момент казалось, что санкции так и не отменят — после президентских выборов 2010 года, которые сопровождались массовыми беспорядками в центре Минска, ограничительные меры были в очередной раз продлены. В 2012 году перечень мер даже расширился — в частности, был ограничен въезд белорусских чиновников (более 170 человек, включая лично президента) на территорию Евросоюза, а условием снятия санкций стало освобождение всех политзаключённых.

Но в 2015 году — впервые с 1994-го — президентские выборы в Белоруссии не сопровождались скандалами. Более того, в августе того же года из тюрем были освобождены все политзаключённые, в страну смогли вернуться некоторые политэмигранты. После этого Запад начал менять свою политику — большая часть санкций была заморожена.

С другой стороны, уже 13 июня нынешнего года президент США Дональд Трамп продлил санкции в отношении некоторых представителей белорусской власти. «Я направил в Федеральный реестр для публикации уведомление о том, что режим чрезвычайного положения в связи с действиями и политикой определённых членов правительства Белоруссии и других лиц, подрывающих демократические процессы и структуры в этой стране, продолжится после 16 июня 2017 года, — сказано в письме Трампа, адресованном руководителям конгресса США. — В стране имеют место нарушения прав человека, связанные с политическими репрессиями, коррупция. Это представляет угрозу для национальной безопасности и внешней политики Соединённых Штатов».

Белорусский рецепт

Евразийский экономический союз, существующий с 1 января 2015 года, не сразу показал свою эффективность. В первый год внутренняя торговля между странами-членами упала на 40%, во второй год — на 15%. И только теперь начался рост. Так, одна только Белоруссия за первое полугодие 2017-го нарастила экспорт на 23%.

При этом в Белоруссии эксперты ЕАБР констатировали активное замедление инфляционных процессов в первом полугодии. Прогноз по инфляции на конец текущего года пересмотрен — с 8,6% до 8% (официальный прогноз Министерства финансов — 7%).

«Некоторому ускорению инфляционных процессов с текущего уровня в 6,5% во втором полугодии 2017 года будут способствовать восстановление потребительского спроса, повышение тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства и постепенное ослабление номинального обменного курса», — отмечается в обзоре.

Дальнейшее проведение сбалансированной денежно-кредитной политики будет сдерживать инфляцию и в будущем. Уровень роста цен в Белоруссии в 2018—2019 годах, по прогнозу ЕАБР, составит 6,8% и 5,9% соответственно.

Белорусский рецепт борьбы с внешним санкционным давлением — это стимулируемые государством внутренние инвестиции. Так, 7 августа было объявлено, что на финансирование Государственной программы развития машиностроительного комплекса на 2017—2020 годы планируется направить 7,261 млрд. белорусских рублей (более $3,5 млрд).

Пока белорусские машиностроители имеют бизнес-планы по инвестпроектам на 4,866 млрд. рублей. Программа включает в себя целый ряд ресурсов: собственные деньги организаций составят 705,7 млн рублей, кредиты банков — 3,339 млрд. рублей, средства из республиканского бюджета — 775,3 млн рублей. Разработчики программы констатируют, что «белорусское машиностроение не утратило сложившейся специализации и развитого потенциала, что позволяет ему в целом успешно конкурировать на традиционных рынках».

Ожидаемые результаты расписаны по секторам. В частности, по металлургическому производству, кроме роста экспорта и увеличения доли наукоемкой и высокотехнологичной продукции, оговорено наращивание объёмов выплавки металла до 3 млн тонн, создание производств по выпуску холоднодеформированной арматуры и изделий из неё.

Развитие производства машин и оборудования предусматривает освоение серийного выпуска новой сельхозтехники, создание производств мостов повышенной грузоподъёмности, новых кабин для грузовиков, тормозных систем и двигателей. В подсекции транспортных средств ставка делается в том числе на освоение производства легковых автомобилей, микроавтобусов, малотоннажных грузовиков.

Планируется, что реализация госпрограммы позволит к 2020 году увеличить экспорт на 70%, валовую добавленную стоимость — на 69%, рентабельность продаж составит 7—9%, затраты на производство и реализацию товаров и услуг будут снижаться не менее чем на 1% в год.
«Белоруссия — это небольшая и открытая экономика. То есть она очень сильно зависит от внешней торговли и при этом не имеет значимых полезных ископаемых (только калийные соли). Однако как раз белорусская практика показала: никакие международные санкции ничего не могут сделать со страной, которая сама нацелена на экономический рост, которая не выводит капиталы, а реинвестирует их в собственную экономику, — говорит экономический эксперт гражданской кампании «Наш Дом» Андрей Аксёнов. — Да, конечно, свою роль сыграло и наличие под боком большого российского рынка, и льготные поставки российских энергоносителей, и многое другое. Но это лишь подтверждает: тесное экономическое взаимодействие на постсоветском пространстве способно обесценить любые западные санкции».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Зоопарк признан самым дешевым видом отдыха для омской детворы Отделка стен: какие новые материалы предлагаются для работы с вертикальными поверхностями? Незабываемые новогодние корпоративы Лучшие приложения в сети для отдыха с огоньком Лучшие программы для ваших компьютеров в одном месте

Последние новости