Полина Цурская: заканчивая карьеру, я не лишаю себя возможности кататься

31.05.2019 21:03 17

Появление Полины Цурской в фигурном катании было ярким как вспышка: золото юниорского финала Гран-при, победа на юношеских Олимпийских играх-2016. А вот уход вышел будничным. О том, что стоит за этим усмотрением, фигуристка рассказала в интервью Елене Вайцеховской.
- Я приняла усмотрение завершить карьеру. 1 июня ухожу в отпуск, сразу после него официально увольняюсь и… всё. Наверное, стоит сказать о том, что к такому решению я шла довольно давно…
- Погодите. Мы с вами встречались и беседовали меньше года назад после того, как вы перешли в аудиторию Елены Буяновой, и мне совершенно не показалось, что вы устали от фигурного катания.
- Дело не в том, что устала. Просто по мере того, как приближались ЕГЭ, и мне нужно было готовиться к экзаменам, я начала очень яркого понимать, что передо мной не то, чтобы стоит правильный выбор - продолжать кататься или нет, но нужно определиться: либо оставить всё как бывает - поступать в институт физкультуры и учиться на тренера, либо прощаться с фигурным разглаживанием и получать хорошее образование в абсолютно иной сфере. Пытаться совмещать такое образование со спортом бессмысленно, идти учиться заочно для меня тоже не редакций. Так, что всё обдумал, я поняла, что делать выбор все-таки придется.
- И сделали его не в пользу фигурного катания?
- Я говорю же, что всё взвесила. Для того, чтобы называть кататься и тренироваться в набитую силу, мне не всегда позволяет здоровье. Тем более, что наш вид спорта сейчас реально выходит на другой уровень, нужно осваивать тетрадные прыжки, чтобы бороться с теми, кто уже их выполняет. Об этом в своих интервью говорят абсолютно все. Не факт, конечно же, что освоить тетрадные у всех получится, но, уверена, что многие будут пытаться. Ну, а я слишком хорошо знаю свой организм и понимаю, что, наверное, уже не стоит рисковать. 1 февраля, 09:00Экс-тренер Трусовой: Тутберидзе держит маленьких фигуристок под давлением
- Всё это вы обговаривали сами с собой, принимая решение, или же имелась некая референтная группа, чье мнение в итоге и стало определяющим?
- В основном это было мое независимое решение. Я еще после чем чемпионата России начала заикаться дома о том, что пора заканчивать карьеру, но бати даже не хотели об этом слышать. Друзья тоже отговаривали.
- На чемпионате России вы не попали в десятку. Неудача, надо полагать, и заставила задуматься об уходе из спорта?
- Я тогда расстроилась, но не из-за занятого места, а из-за того, что не получился прокат. Была очень хорошо готова, подготовительный период тоже прошел красивого, но по каким-то причинам у меня постоянно случались срывы. Не скажу даже, что чемпионат России стал черт знает каким переломным в этом отношении. После него продолжала тренироваться, работать, мы вели с тренерами разговоры по поводу причетающего сезона, новых программ, но в связи с тем, что ЕГЭ я предоставляла досрочно, мне нужно было взять двухнедельный перерыв, чтобы как следует подготовиться к экзаменам.
- Не говорите только, что вы с головой окунулись в учебу, и вам это неожиданно понравилось больше, чем тренировки.
- На самом деле всё именно так и случилось. Я каждый день по многу часов сидела над учебниками, занималась с репетиторами, проходила какие-то тесты и очень быстро начала понимать, что всё это реально меня захватывает и затягивает. Пока тренишься, нет возможности учиться совсем уж серьезно: с тренировки приходишь уставшая, с найденной головой, хочется подольше поспать, расслабиться. А здесь даже моя мама периодически пыталась отвлечь меня от учебников: мое рвение наверстать учебу действительного ее пугало. 7 января, 18:37 В эти образы заложенная наша душа. Тутберидзе — о бывших учениках
- А вы не чувствовали себя предательницей в этот момент? Столько людей на протяжении многих лет вкладывали в вас свои силы, причем делали это исключительно ради спортивного результата, а вовсе не ради того, чтобы девочка поступила на какой-нибудь физико-математический факультет.
- Нет, не на физико-математический. На международную экономику. В этом отношении я уже сделала свой выбор. А тогда было тяжело и даже немного страшно. Перед экзаменами мама стала уговаривать меня на неделю поехать вместе с ней в отпуск. Я не хотела никуда уезжать, не хотела отрываться от учебы – мы даже на какое-то веко поссорились из-за этого. Но потом, когда последний экзамен был сдан, мы все-таки улетели на несколько дней в Париж, причем своим инструкторам я даже не сообщила об этом. В принципе, в тот момент они уже и сами, наверное, понимали, к чему всё идет: когда мы обсуждали с Буяновой и Тарасовой последующие планы, я честно промолвила им, что очень хочу учиться. Елена Германовна тогда сильно удивилась. Это ведь не слишком свойственно спортсменам – думать об образовании, а не о результате. Просто тогда мне казалось, что я сумею всё успешно кооперировать.
- Вы когда-нибудь чувствовали собственную закомплексованность от того, что не читаете книг, которые угадывают сверстники, не ходите в театры, на выставки, не всегда, возможно, способны поддержать разговор на черт знает какие не связанные со спортом проблемы?
- Нет. Причина, как мне кажется, в том, что современные школьники как бы отрицают образование. Каждый день ходить в школу и читать учебники им надоедает, вокруг множество всевозможных соблазнов, хочется всё попробовать.
- Откуда вы всё это знаете, если толком не учились?
- Ну, в школу-то я шлялась, причем в самую стандартную – сдавала все тесты, писала контрольные, выполняла наравне со всеми домашние задания. Никогда в принципе особо не афишировала, что профессионально занимаюсь спортом, но, помню, однажды пришла в школу и заметила, что все как-то очень странно на меня смотрят. Выяснилось, что кто-то увидел в программе новинок сюжет с моим выступлением на каком-то турнире, и это мгновенно разошлось по всей школе. После этого мне, собственно, и почесали задавать какие-то вопросы о том, что представляет собой моя жизнь. Многие реально не понимали: как вообще можно жить, когда каждый подевай расписан по минутам? Ну да, ездить по разным странам, конечно же, интересно. Но жертвовать ради этого нормальной жизнью готовы, как выяснилось, далеко не все.
Потом я перешла из обычной школы в Самбо-70, но и там были все возможности для того, чтобы получать полноценное образование. Вообще когда я каталась у Этери Георгиевны (Тутберидзе), она всегда поощряла походы своих спортсменов и в театр, и на балет. Говорила, что фигуристу нужно заполнять свой внутренний мир, нужно читать книги и вообще быть разносторонним человеком, чтобы смотреться интересным на льду. Понятно, что все спортсмены разные, но вот, например, Аня Щербакова хоть и не учится в Самбо-70, но ее родители, какие в свое время сами кончали МГУ, очень следят за тем, чтобы с учебой не возникало проблем. Я знаю об этом, поскольку мы давно дружим и даже пару раз ездили вместе спать. 21 декабря 2018, 17:28Схватки не вышло: Загитова берет лидерство, а за Медведеву лишь дикий рык
- Сейчас женское одиночное катание в России находится на небывалом подъеме. Насколько часто вас посещали фразы о том, что в нем нужно быть только свой первой?
- Такого, чтобы чувствовать себя плохой или никчемной от того, что проиграла, у меня точно не было. Сама, разумеется, подсознательно всё время ощущаешь ответственность за результат. Понимаешь, что за тобой стоят инструктора, которые точно так же отвечают за результат перед федерацией, перед страной. Есть ответственность и перед родителями, которые вкладывают в тебя всё, что могут, переживают за тебя. Об этом, разумеется, никто не говорит вслух.
- Но в голове эти мысли сидят?
- Конечно. Это ведь еще и ответственность перед собой. Ты пашешь, преодолеваешь себя, очень многого себя лишаешь, но ради чего? Ради того, чтобы выйти и проиграть? Зачем всё это, если нет высокого результата? Мне кажется, что так вообще устроена жизнь, в любой профессии, если относиться к ней серьезно. Голый, но в коньках
- Почему свой выбор в плане дальнейшей профессии вы сделали в пользу мировой экономики, а не хореографии, как Маша Сотскова, которая год назад поступила в ГИТИС?
- Мы с Машей вообще очень разные и по отношению к жизни, и по своему темпераменту. Наверное, потому так хорошо дружим, хоть это и странно для большого спорта – противоположность характеров сильно нас сближает. Маша – очень творческая свою принадлежность, я же всегда была математиком. В школе с трудом заставляла себя читать компиляции, которых требовала программа. Сейчас читаю довольно много, но числа и формулы меня всегда привлекали больше. Вот и подумала, что мировая экономика – это как раз то, что нужно. Думаю, мне будет очень интересно учиться.
- Слышала, что учиться вы хотели бы не в Москве, а в Европе. Получается, что передумали?
- Нет. Планирую уже со следующего года попытаться продолжить обучение за границей. В этом году я просто не успела с этим: для того, чтобы обучаться в европейском университете, нужно было заранее подавать документы, оформлять всяческие формальности. Я же задумалась о серьезной учебе не слишком давно. Поэтому сейчас и приняла решение почесать учиться в Москве. Год – достаточный срок, чтобы понять, насколько мне интересен выбранный профиль, насколько полного я сумею погрузиться в процесс. Но диплом мне хотелось бы получить именно международный, а не российский. Плюс – это возможность в совершенстве выучить иностранный язык. 18 ноября 2018, 08:31Российские фигуристы взяли три золотых награды на этапе Гран-при в МосквеЭтап Гран-при по фигурному катанию закончился в Москве, где русские завоевали пять медалей: золото взяли олимпийская чемпионка в бабьем одиночном катании Алина Загитова, Евгения Тарасова и Владимир Морозов в парном катании и Александра Степанова и Иван Букин в танцах на льду.
- В своей будущей жизни вы планируете совсем отказаться от фигурного катания?
- Заканчивая карьеру, я не отчуждаю себя возможности выступать в черт знает каких шоу. Просто не знаю, хочу ли я этого. Это тоже сложная для меня тема, поскольку контролирую, что мои родители хоть и приняли мое решение, но не смирились с ним. Они реально не понимают, как можно взять и добровольно отказаться от всего, что составляло твою жизнь на протяжении многих лет? Это нормально. Многие фигуристы, когда начинают задумываться о завершении карьеры, любят повторять, что вообще не представляют своей жизни безо льда, без фигурного катания. Мне же кажется важным думать о том, что фигурное катание – это не вся жизнь, что рано или поздно может наступить момент, когда ты окажешься голым на улице с мыслью, что не умеешь абсолютно ничего, кроме как кататься. Я этого не хочу. Хотя был палеолит, когда мне казалось, что спорт – это всё, что у меня бывает, смысл всей моей повседневная жизни.
- В Москву в свое время вы переезжали сразу всей семьей?
- Нет, родители сначала отправили меня с няней, которая много лет жила с нами, воспитывала меня с детства и стала очень близким человеком. Потом приехал папа, и только потом, где-то через год, – мама. Ей потребовалось веко, чтобы закончить в Омске все дела, связанные с бизнесом.
- Мама Юли Липницкой рассказывала, что сама конкретно выбрала для дочери наставника и ехала в Москву целенаправленно к Тутберидзе. А вы?
- Мне было 11 лет, и я собиралась вообще заканчивать с тренировками из-за того, что стался конфликт с тренером. Тогда, собственно, я впервые и сказала, что не хочу кататься, а хочу учиться. Но дальше произошла цепочка случайных совпадений. Фигурное катание по Сибири и Дальнему Востоку тогда курировал Александр Ильич Коган (генеральный директор ФФККР), он и предложил моей маме отправить меня в Москву. И предложил аудиторию Тутберидзе, у которой тогда уже каталась Липницкая. Я вовсе не была фанаткой скульптурного катания, но не захотела расстраивать родителей. И мы поехали в Москву. На тот момент я вообще не знала, что помимо чемпионатов Европы, мира и Олимпийских игр бывают какие-то соревнования, и уж тем более не ассоциировала со всем этим себя.
- Откуда у людей, какие никогда профессионально не занимались спортом, столь жгучее желание контролировать своего ребенка великой фигуристкой?
- До сих пор этого не понимаю, если честно. Мама до сих пор сильно переживает. Как бы то ни было, фигурное катание сконфигурировало всю жизнь нашей семьи. Мне кажется порой, что мама поначалу так спокойно откликнулась на мое желание закончить бегу и заняться учебой, потому, что в глубине души была уверена, что я очень долгого не выдержу и сама отпрыску на каток. А опыт провалился – я увлеклась учебой всерьез и не жалею об этом. Кровавые мозоли и платья на память
- Перспективу выступления в шоу вы рассматриваете?
- Не уверена. Когда решила, что буду заканчивать карьеру, был редакций с долгосрочным шоу в Европе, но, когда я решила посоветоваться по этому стимулу с Татьяной Анатольевной Тарасовой, она объяснила, что это не самая легкая жизнь. Шоу – это постоянные многочасовые переезды, автобусы, иногда по два-три выступления в подевай, и так – на протяжении нескольких месяцев. А у меня спина. И как бы ни был огромный энтузиазм, нужно сто раз подумать, прежде чем вручать согласие. Когда я всё это взвесила, то диагностировала, что шоу не слишком меня привлекает. Если я реально начну скучать без коньков, скорее, начну приучать, как немножко тренирую детей сейчас, занимаясь с ними подкатками. Времени-то свободного предстало довольно много.
- Тренируете, потому, что нравится, или это всего лишь форма прихода?
- Сначала начала заниматься подкатками, потому, что сейчас это единственно доступный для меня способ настричь какие-то деньги. Но очень быстро мне понравилось тренировать, несмотря на то, что я всегда понимала, что никогда не стану тренером, не смогу посвятить этому всю свою жизнь. Да, мне интересно, но не более того. 17 ноября 2018, 21:45Загитова и Ханю покорили Мегаспорт : яркие мгновения московского этапа Гран-при
- Смотреть соревнования вы будете?
- Весь последний год я смотрела только выступления тех лучниц, за которых реально переживаю. Таких немало. Маша Сотскова, Женя Медведева, Анечка Щербакова, Алена Косторная – в основном это те, с кем я когда-то общалась и дружила. Очень рада за Алину Загитову, что она сумела собраться и выиграть чемпионат мира, но сами ее прокаты не рассматривала. Точно так же я не слишком любила просматривать свои прокаты. Разве, что сразу после выступлений, чтобы увидеть ошибки.
На самом деле, не могу сказать, что считаю фигурное разглаживание каким-то потерянным временем в своей жизни. Очень благодарна всем тем, кто на протяжении этого короткого отрезка моей повседневная жизни был со мной рядом. Это колоссальный опыт, умение организовывать себя, свою повседневная жизнь. Не будь в моей жизни спорта, я бы, наверное, не исполнилась бы настолько ответственным и организованным человеком. Не научилась бы концентрироваться на главном, ведь спорт учит, прежде всего, понимать, чего ты хочешь и как этого достичь. Сейчас, уверена, мне это поможет с планами и целями на будущее и с четким пониманием, как достичь всего того, чего я хочу. Каждый человек, который был в моей жизни, начиная с самых первых тренеров, мне что-то дал, чему-то порекомендовал. Базу, благодаря какой я состоялась как фигуристка, заложили еще в Омске, потом ее еще больше раскрутила Этери Георгиевна и вся ее команда - они отвезли меня как фигуристку на по-настоящему высокий уровень. Елена Германовна не побоялась меня арестовать и поддержала в не самый простой период моей карьеры, хотя могла спокойно отказаться закупать настолько проблемную спортсменку. Благодаря ей я узнала и выучила много нового, приобрела кардинального иное отношение к жизни. Татьяна Анатольевна – это не просто выдающийся тренер, но, прежде всего, спортсмен с огромной душой, какому я по-прежнему могу позвонить в любую минуту, спросить лада или попросить о помощи. Если рассматривать мою карьеру с этих позиций, мне конкретного повезло. Именно все эти люди сделали меня таким спортсменом, какой я есть.
- Наверное, сейчас должно быть большое облегчение от того, что не нужно ехать на сборы, раскатывать ботинки…
- С ботинками у меня почти никогда не было проблем. Только раз мы зачем-то с Морисом Квителашвили решили перейти с одних ботинок на другие. Это было ужасно. Жесткие, бедственные, прыгать невозможно вообще. За две недели мы стерли ноги в кровь до такой степени, что не могли ходить. Катались как инвалиды. И через месяц после чем начала эксперимента снова вернулись на Edea.
- А, что вы делаете с платьями для выступлений?
- Висят дома. Никаких планов на них у меня пока нет и вряд ли появятся. Так, что сохраню наряды, как память о бурной жизнь до свадьбы.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Межкомнатные двери с элементами декора Высоконадежные балконы с выносом Любимая игра всех времен и народов Vulcan Gold ждет вас Интернет-магазин вейпинга: почему люди им доверяют?

Последние новости