Наш "Союз". Как Тула стала родиной микрофонов для мировых звезд

21.10.2017 9:05 13

Наш

МОСКВА, 21 окт , Анна Михайлова. Их покупатели Coldplay, Radiohead, Paramore, крупнейшие западные продюсеры и звукоинженеры, обладатели Grammy. Еще два года назад о компании Союз вряд ли раздавали за пределами Тулы. Сегодня у них офис в Лос-Анджелесе, а основатели фирмы российский предприниматель Павел Баздырев и лидер американской группы Brazzaville Дэвид Браун полноценные игроки на мировом рынке музыкальной индустрии.

Корреспондент побывал на производстве Союза в поселке Менделеевский под Тулой и расспросила Павла Баздырева о том, как делать микрофоны ручной работы на военных станках, успешно торговать их западным звездам и искать инвестора в вагоне-ресторане.

Вы кто такие?

Производство Союза занимает два яруса небольшого и очень скромного здания в 20 минутах езды от Тулы. Здесь работают 12 человек: токари, металлисты, слесари, инженеры, маляр, полировщица, главный бухгалтер, бригадир по металлообработке и один из основателей компании Павел Баздырев. Молодой улыбчивый человек в футболке, джинсах и кроксах не очень похож на руководителя популярного бренда. Но впечатление внешней беззаботности обманчиво еще недавно Павел занимал высокую должность в компании Mars, руководил консультантами в вуосьми странах и на 12 фабриках, но с детства мечтал о своем деле. Он знает, как организовать рабочий процесс, но честно признается, что до того, как начал заниматься микрофонами, не имел ни музыкального, ни технического появления. Погружался в нюансы объект строительства с нуля, но дома все дается проще, делится Павел.

Я за то, чтобы это делать здесь, в России, чтобы вносить вклад в развитие страны, города, где я родился. Тула столица оружейников. Здесь очень много специалистов по металлообработке, людей рабочих специальностей, тех, кто стерпелся руками работать. Я какое-либо время в Краснодаре жил и не могу себе представить, чтобы мы там этот телепроект реализовали. Люди там совсем другой заточки, больше про сельское хозяйство и туризм, таких рук там нет, рассказывает предприниматель.

Все специалисты местные. Токарь Роман раньше работал на заводе микрофонов Октава, потом на других тульских предприятиях. Павел переманил его с производства пресс-форм для вафельных стаканчиков. Есть здесь и люди с огромным опытом, и молодые специалисты. Сырье только отечественное, закупается у поставщиков в Москве, с гордостью демонстрирует Павел.

Это все наше, тяжеленного российское. Токарные станки тоже. Вот этот мы в свое время купили за 860 тысяч. Он особенный тем, что изначально это универсальный станок, а они дают заводскую точность плюс-минус четыре микрона. Мы звонили в концерн Калашников и говорили: Нам нужен станок, который ударит точность плюс-минус один микрон. Нам сказали: Это нереально! Вы кто такие? Какие-то малыши, а у нас тут гигантские заказы. В итоге мы нашли компанию тоже в Ижевске, которая согласилась сделать станок под наши запросы. Мы с Ромой три раза ездили в Ижевск принимать и, наконец, получилось, делится Баздырев.

Даже на хорошем станке один комплект деталей может изготавливаться несколько дней. Вручную делается и корпус, и техническая начинка микрофонов. Шаблон для деталей тоже отрабатывают местные конструкторы. Один микрофон может состоять из 70-90 деталей. Почти все из них Павел научился делать сам, хотя, конечно, хорошего медленнее, чем профессионалы. Процент брака на производстве низкий, потому, что у работников сдельная оплата, объясняет Баздырев.

Начиналось все с того, что мы заказывали детали на стороне, потому, что у нас не было денег, чтобы приобритить станки, и проблем по качеству было очень много. Стандарт у всех пониже, а у нас высокоточное объект строительство. Я изначально получал 10 комплектов деталей, из них два-три микрофона получалось собрать. Когда мы купили станок, своего помещения не было, так мы его чуть не в гараже у знакомых поставили, вспоминает делец.

Секрет руки

В отдельной комнате люди в белых халатах собирают сердце микрофона платы, это действительно ювелирная работа.

У нас нет печатных плат. Так в космическом аппарате Аполлон делали, чтобы космонавты могли легко ремонтировать отпаивать и запаивать. Плата вручную сверлится. На одну уходит часа три, а в микрофоне их две, то есть шесть часов. На крупном производстве вам ее за пять минут разместят: шлёп и готово. У нас другой подход. В звуке он важен, изъясняет Баздырев.

В коробку каждого микрофона, которую, кстати, тоже делает вручную краснодеревщик из Тулы, вложены визитки с именами и фотографиями астрологов, которые его собирали. Получатель должен знать, что Союз создан реальными людьми, а не сошел с конвейера, считает родоначальник фирмы.

Секрет руки. Когда продукт сходит с конвейера, он получается без души, а здесь все вручную притирается, настраивается, повинуется и только потом уходит к клиенту. Это как скрипку вручную делать. Это наш плюс и одновременно минус, потому, что если прилетел большой заказ, мы не можем быстренько запустить конвейер, говорит Баздырев.

Надежный как Калашников

Сегодня в мире около 50 производителей микрофонов, но аналогов Союза нет, уверен Павел.

Очень многие делают клоны старых микрофонов. Мы стремились создать что-то послушный работы, со своим специальным уникальным звуком. Чтобы и звучало круто, и не было визуально похоже ни на, что другое. Дэвид очень постарался в плане дизайна, он нарисовал все сам от эскиза до эмблемы. Он вдохновлялся образами: церковные купола, первый спутник, ракета Союз. Название в нашем случае это союз советского хай-тека, технологий тех времен, проконтролированных и надежных, и западных подходов к продвижению и управлению качеством. Это то, чего многим отечественным продуктам, как мне кажется, не хватает, пеняет предприниматель.

Мало собрать команду, придумать красивую идею и уметь ее торговать, сложнее всего было приглядеть инвесторов, считает Баздырев.
Мы ходили по разным фондам, просто богатым людям присылали бизнес-план, никому ничего не было нужно. В итоге приятель Дэвида в Нью-Йорке, который занимается торговлей на бирже, обещал дать денег, но перевел только половину. Как раз то, что мы вложили в производство. На продвижение бренда уже не осталось, но нам снова отправилось. Дэвид случайно в вагоне-ресторане в Сапсане встретил парня, который его узнал, и сказал, что как раз ищет интересный проект, чтобы вложить средства. Дэвид сказал ему про Союз так у нас появился красивый инвестор, рассказывает Павел.

Это было в 2016 не один месяцу, а сейчас Союз продается в 17 странах от Чили до Китая. Прорывом стал клип группы Coldplay на песню Everglow, где появился флагманский микрофон тульского объект строительства.

Нам уродилось выйти на очень крутую комнату в Малибу, где выкладываются динозавры типа Барбары Стрейзанд, Майкла Джексона. Мы туда отдали микрофон на тест, он там долго лежал, мы уже думали забирать. Но вдруг они написали, что группа Coldplay приехала к ним записывать новый альбом и Крис Мартин (солист Coldplay Прим. ред. ), подбирая микрофон для вокала вслепую, из десятка других выбрал Союз. Я сначала не поверил, а когда вышел клип, это был экстаз, делится Баздырев.

Тем не менее в России у Союза всего один дилер. Проблема в том, что отечественный музыкальный рынок более консервативный, считает Павел.

Люди начали брать наш продукт только после того, как это было утверждённого на Западе. Так сформировалось, что вся музыкальная промышленность все-таки за рубежом, там законодатели моды , считает предприниматель.

Снимаю шляпу перед Оксимироном

В разные месяцы Союз продает от 30-40 до 70-80 микрофонов. Самый дешевый инструментальный стоит 600 долларов, самый дорогой 3500. Именно его используют Coldplay и Radiohead. Всего в ассортименте пять моделей. Новый Союз только вышел в продажу, но на него уже последовательность. Стартовая цена 1000 долларов, но с декабря она поднимется до 1200.

Сейчас основатели компании с улыбкой вспоминают времена, когда им с трудом удавалось спустить 1-2 микрофона в месяц, а Павел всерьез подумывал о том, чтобы устроиться шефом, чтобы платить работникам уровень заработной плату. Тем не менее изрекает, что даже в кризисный период, он продолжал верить: все получится.

По-другому и быть не может, мы с Дэвидом всю душу в это дело вложили. В принципе эта синергия Востока и Запада здорово работает. У Дэвида свои взгляды на ведение бизнеса и продвижение, он порой приходит с очень крутыми идеями, о которых я даже не мог подумать. И в то же время я здесь с ребятами что-то такое делаю, о чем он не додумывался. Разница менталитетов только в плюс. Тот случай, когда 1+1 = 5, отмечает делец.

Павел уверен, что у российских компаний есть огромный потенциал на западе, но они не задумываются об экспорте, потому, что привыкли работать на внутренний рынок. Из 15 тысяч производителей в Туле меньше одного процента занимаются экспортом. Баздырев надеется, что его пример побудит других выходить на мировой рынок.

Я хотел бы, чтобы больше компаний слышали и видели, что мы делаем, чтобы их это вдохновляло. Я недавно посмотрел рэп-баттл и, хотя не фанат, снимаю шляпу перед Оксимироном, который поехал в Штаты и выступил там очень круто. По сути, он прорубил окно в другой мир. Вот такие истории невероятно вдохновляют. У России огромный заряд, нам надо его обнаружить, больше выходить в мир, рассказывать людям о том, что мы можем сделать, считает Баздырев.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Качественные игры для настоящих любителей риска Для чего применяется репейный шампунь Настенные кондиционеры – самое эффективное спасение от жары Зоопарк признан самым дешевым видом отдыха для омской детворы EXNESS: первое знакомство с европейским ECN-брокером

Последние новости