Ученые рассказали, когда появится лекарство от "болезни Стивена Хокинга"

15.04.2018 15:36 17

Ученые рассказали, когда появится лекарство от

МОСКВА, 15 апр, Мария Зуева. Ведущие транснациональные и российские специалисты по боковому амиотрофическому склерозу (БАС), которым болел знаменитый английский ученый Стивен Хокинг, на Четвертой ежегодной общероссийской пациентской конференции по БАС в субботу рассказали, как продвинулась врачебная наука в этом направлении. Участники конференции представили новейшие исследования в данной области, уточнив, что о победе над БАС речи пока не идет, но появления лекарства, вполне возможного, ждать уже не так долго.

55 лет вместо трех

Боковым (латеральным) амиотрофическим склерозом называется болезнь Лу Герига. Это медленно развивающееся, неизлечимое дегенеративное заболевание важной нервной системы, при котором происходит поражение как верхних, так и нижних двигательных нейронов, что приводит к параличам и последующей атрофии мышц. В случае инфекции дыхательных путей или отказа дыхательной мускулатуры болезнь приводит к смерти.

Проблема БАС привлекла к себе всеобщее внимание после смерти в марте всемирно известного английского физика-теоретика Стивена Уильяма Хокинга, мучившегося этой болезнью. Он скончался в марте на 77-м возрасту жизни. Хокинг известный популяризатор науки и автор книги Краткая история времени, которая разошлась 10-миллионным тиражом. Он занимался изучением проблемы рождения космологической сингулярности первичного состояния Вселенной, из которого она, согласно теории Большого взрыва, непрерывно расширяется.

В 1963 году 22-летнему Хокингу был экранизованный диагноз боковой амиотрофический склероз. Врачи тогда считали, что жить ему осталось два-три возраста. Однако их прогнозы не оправдались, ученый продолжил научную работу, дважды женился и стал отцом троих детей. Даже полностью парализованный, Хокинг вел активную жизнь занимался наукой, преподавал, выступал с докладами, беседую с миром с помощью компьюторного синтезатора речи.

Препарат для облегчения БАС

Один из ведущих специалистов по БАС испанский медик Джезус Мора в докладе на конференции в Москве, организованной по инициативе благотворительного фонда консультации людям с БАС и другими нейромышечными заболеваниями Живи сейчас на площадке компании Philips, сказал, как новый препарат маситиниб влияет на состояние страдающих БАС.

Сейчас существует новый препарат, называется маситиниб. Препарат влияет на тирозинкиназу, которая, в свою очередь, имеет разнообразное влияние на клетки. Одно из действий тирозинкиназы – это моделирование иммунного вот и весь сказа. Есть такое предположение, что одна из причин заболевания, ухудшения состояния пациентов – это некоторая чрезмерная агрессивность иммунных клеток, не всех, но некоторых. В прошлом пробовали принимать препараты, которые полностью подавляли всю иммунную систему, но стало вполне естественного, что это никак не влияет на заболевание. Дело не целиком в иммунной концепции, а в каких-то ее ключевых клетках, на которые нужно влиять. Маситиниб функционирует на два типа клеток: на макроглию – это клетки головного мозга и на плазматические клетки, сообщил Мора.

По его словам, первая стадия исследования маситиниба проходила на крысах. Животных, условно говоря, заражают БАС, и препарат начинают вводить после того, как животное становится обездвиженным. По сути, с людьми происходит та же история: препарат начинают вводить, когда БАС уже как-то проявляется, то есть когда уже питается некоторые элементы обездвиженности, нарушения подвижности. И в группах крыс, которые участвовали в этом исследовании, продолжительность повседневности в той группе, которая получала препарат, была гораздо выше, чем в той группе, которая не получала, сказал Мора.

Двойное слепое исследование

По словам Моры, когда стало понятно, что препарат работает на крысах, было решено начать исследования с участием людей. Мы группы больных разделили на три. Одна группа получила большую дозировку 4, 5 миллиграмма на килограмм массы тела в день. Вторая группа получала три миллиграмма, и третья группа получала то, что называется плацебо, то есть пустышку, сообщил ученый.

Он пояснил, что плацебо является очень хоть кудой составляющей любого исследования. Врачи, по словам Моры, при этом не знают, какой пациент получает препарат, а какой пустышку, что необходимо для составления объективной картины.

Компьютер собирает эти наборы, таблетки и распределяет между пациентами, ни один врач не знает, что пациент получает. То питается пациент не знает, что получает, но и медик не знает, что изготавливают его пациенты. Это называется двойное слепое исследование. То есть врачи оценивают всех больных абсолютно одинаково без каких-то своих предпочтений. И на отношение врача никаким образом не влияет знание, кто, что изготавливает, потому, что врач не знает, кто, что изготавливает. В конце исследования через 48 недель компьютер, программа покажет, какая группа изготавливала препарат, в какой дозировке получала, какая получала плацебо, и какая из этих групп показывает лучший результат, пояснил испанский специалист.

По словам Моры, если группа пациентов, которая принимает препарат, показывает примерно такие же результаты, как группа, получающая плацебо, это значит, что препарат, по сути, не работает. Он добавил, что если группа, которая получает препарат, показывает результаты хуже, чем группа, получающая плацебо, это означает, что препарат опасен.

Поэтому, чтобы быть уверенным, что препарат не вредит, в течение всего исследования пациенты проходят очень ясные, очень важные этапы оценки, когда оценивается их состояние. Поэтому врачи в течение всего исследования назначают массу анализов крови, анализов мочи, массу других лабораторных исследований, которые должны показать, что препарат работает и, наиболее важное, что он не вредит. По моему опыту больные, которые участвуют в исследованиях, всегда показывают хороший результат, то есть им как будто становится лучше, потому, что они приходят в исследования с надеждой, что это поможет, и их, конечно, гораздо чаще смотрят врачи, чем в обычной жизни, проговорил Мора.

Он уточнил, что маситиниб всегда дают пациентам в сочетании с препаратом рилузол, так как его в чистом виде принимать нельзя.

Шкала оценки состояния

Мора рассказал, что участвовавшие в исследовании больные также были разделены на две функциональные группы по скорости прогрессирования заболевания, которая оценивается по специальной шкале.

Это люди (в первой группе – ред. ) с достаточно медленной прогрессией и пациенты (во второй группе – ред. ), у которых заболевание прогрессирует быстро. Прогрессия заболевания оценивается по специальной шкале… Биомаркером является некий анализ, который мог бы раскрыть, с какой скоростью и как прогрессирует заболевание. В БАС такого маркера нет… Единственный способ – это осматривать пациента. Поэтому мы разработали функциональную шкалу оценки состояния больных БАС. Эта шкала оценивает 12 двигательных функций: к примеру, как вы говорите, как глотаете, как пишете, поднимаетесь по ступенькам, как справляетесь с каждодневной гигиеной, как вы дышите, как вы спешите в кровати, как вы перемещаетесь в кровати, сказал Мора.

По его словам, каждой из перечисленных двигательных активностей можно присвоить 4 балла: четверка означает, что пациент справляется со своей ежедневной деятельностью кардинального самостоятельно, а ноль изображает полную зависимость от помощи постороннего человека. Таким образом, если пациент справляется со всем самостоятельно, то у него максимальный балл 48. Эффективность препарата мы оценивали в том, с какой скоростью больные теряют баллы по этой шкале, пояснил шпанский специалист.

По его словам, медики также использовали дополнительные шкалы, в том числе по оценке качества жизни пациента, по оценке форсированной жизненной емкости легких, то есть силы респирационной мускулатуры. Мы оценивали и время, за которое у пациента снижается состояние на 9 баллов по этой шкале. Если у пациента очень мгновенная прогрессия, то, конечно, время, за которое его состояние ухудшится на 9 баллов, будет очень мгновенным. Но если прогрессия медленная или препарат работает, то мы понимаем, что время будет уже гораздо медленнее, пояснил врач.

Он проговорил, что грядет второе исследование маситиниба, участников которого будут отбирать по специальным критериям. Многие из этих критериев использовались в первом исследовании, ко второму также прибавятся новые. Так, по словам Моры, в исследовании должны принимать участие те пациенты, у которых диагностирован именно БАС. Как пояснил врач, в исследовании не могут принять участие пациенты, у которых питается и сопутствующие заболевания, проявление которых может повлиять на ход болезни или усугубить БАС. К таким заболеваниям относятся, например, деменция, нарушение сердечно-сосудистой системы, онкология.

Выбыть из исследования

По словам Моры, из 465 пациентов, желавших принять участие в исследовании, было отнятого 394 человека, часть которых выбыла из исследования в процессе его проведения. Он прокомментировал, что пациентам перед началом исследования разъясняется, как оно будет проходить, все его плюсы и минусы, после чего пациенты подписывают соглашение и могут выбыть из исследования добровольно в любой момент. Мора указал, что следует помнить о возможности побочных эффектов приема препарата: в одном подходящий моменте у пациента развилась печеночная недостаточность, в связи с чем он выбыл из исследования. Но в течение исследования не было зафиксировано летальных случаев от приема препарата, а у пациентов предусмотрена медицинская страховка, подчеркнул докладчик.

Если много пациентов уходят из исследования, трудно охмурить в конце правильный статистический анализ. Очень важно, чтобы пациенты продолжали участвовать в исследовании, даже если не чувствуют никаких улучшений. Причин, почему нет улучшений, умеет быть две – они в группе плацебо или они получают исследуемый препарат, он влияет на заболевание, он его замедляет, но пациенты этого не ощущают, не чувствуют. И я артачусь, мое личное мнение, что пациенты в обязательном порядке должны максимально оставаться в исследовании, потому, что это социальная ответственность перед всеми пациентами БАС во всем мире, перед тысячами людей, которые смотрят на это исследование, ждут результатов, проговорил Мора.

Лицо БАС

Мора отметил, что Хокинг – это самый известный больной БАС, он лицо болезни во всем мире. У него очень не типичное течение (болезни ред. ). Дело в том, что по статистике всего порядка 20% больных имеют 5-летнюю выживаемость и еще меньший процент людей, которые живут дольше. Поэтому Стивен Хокинг в этом смысле совершенно уникален, у него так называемая ювенильная форма, то есть форма, которая является очень рано, таких подходящий моментов довольно мало, и они все, конечно, хорошего изучаются. Но надо знать, что, конечно, большинство пациентов так не живут, сказал Мора.

По его мнению, для российского сообщества больных БАС самым правильным было бы заказать такое лицо, как Стивен Хокинг знаменитого потенциальный работника, который сможет открыто проговорить о своей болезни.

Я хотел бы воспользоваться случаем, раз мы говорим об этом, и призвать знаменитых людей в России, которые болеют БАС, которые знают, что у них этот БАС, гоняться не скрывать это, не прятаться, не переживать эту болезнь в одиночестве, а выйти, открыто сообщить на всю страну: У меня БАС. Потому, что это очень сильно повысит осведомленность, очень сильно может изменить всю ситуацию с БАС в России, заявил Мора.

По его словам, среди мучившихся заболеванием БАС было немало знаменитых людей, о чьей болезни почти никто не знает, так как они об этом не говорили. Насколько я знаю, Мао Цзэдун валялся БАС и умер от БАС, в России болел Шостакович, Мигуля. Первый шаг к тому, чтобы заказать лечение от БАС, это сделать так, чтобы все знали, что такое БАС, сказал Мора.

Лекарство от БАС

Мора считает, что до появления лекарства для излечения от БАС осталось не так долго. Я размышляю, что это произойдет при нашей жизни. Я не думаю, что это будет одно-единственное лекарство. Скорее всего, это будет комбинация препаратов, которая или остановит, или, по крайней мере, точно замедлит течение БАС, пояснил медик.

Он посетовал на постоянную нехватку лекарств на такие исследования, потому, что государство тратит огромные лекарства на исследования более распространенных заболеваний, таких как болезнь Альцгеймера или онкологии, но не заинтересовано в исследовании таких редких болезней, как БАС. И это задача пациентских фирм – поиск средств, чтобы молодые ученые, молодые врачи хотели проводить исследования, хотели искать лекарств даже от таких редких болезней, как боковой амиотрофический склероз, сказал Мора.

По его мировоззрению, пациенты и их семьи должны объединяться в ассоциации, что ускорит процесс поиска средства. Это связано с тем, что индивидуально, один на один человек не сможет ничего сделать. Если каждый больной будет спасать только самого себя, к сожалению, на системном уровне решить ничего не удастся. И, соответственно, нужно находить финансы на исследования, считает Мора.

Также, по его словам, следует обязательно жаловать осведомленность о болезни и всячески влиять на создание государством положительных мультидисциплинарных команд и центров в крупных городах страны. Это необходимо, чтобы пациенты могли приехать в такой центр и почувствовать, что они не одни, а есть специалисты, которые за ними смотрят.

Мора также привел статистику болеющих БАС, которая во всем кругу почти одинакова 6-8 человек на 100 тысяч населения. Если вы посчитаете, то вы поймете, что это не такое большое число, но все же это реальные люди, которые мучатся тяжелым неизлечимым заболеванием с очень ограниченной продолжительностью жизни, которым очень нужна помощь. Поэтому очень важно эту помощь развивать, заключил шпанский специалист.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Телефонная база Воронежа Дорожные разметочные машины по сравнению с другими транспортными средствами Гироскутер – роскошь или средство передвижения? Как заказать букет цветов Купить СПА бассейн в Москве

Последние новости