Данила Козловский: "Тренер" я снял о российских болельщиках будущего"

16.04.2018 9:05 10

Данила Козловский:

МОСКВА, 16 апр, Анна Кочарова. В российский прокат 19 апреля выходит фильм Тренер, в котором Данила Козловский не только выступил в качестве сценариста, продюсера и исполнителя главной роли, но и дебютировал как режиссер. Тренер это история дисквалифицированного футболиста, приезжающего в небольшой провинциальный город поднимать футбольную бригаду Метеор.

В интервью известный актер рассказал о том, за что он любит футбол, как добивался документальной правдивости на экране и почему не смог доверить кинофильм другому режиссеру.

— На чем вы основывались и как писали сценарий — ведь у вас нет конкретного исторического матча, который вы показываете?

Я помню очень хилый гол Андрея Шевченко в матче Россия Украина, когда мы боролись за выход в чемпионат Европы. Помню, как это переживала вся страна, и мне страшно представить, что чувствовал в этот момент голкипер Александр Филимонов. (Тогда единственный гол Украины фактически набрал в свои же ворота пеночник сборной России, допустивший ошибку. — Прим. ред).

И я могу перечислить очень много эпизодов, которые легли в основу нашей картины. Да, целиком такой истории не было. Но если разбирать каждый эпизод в основе всегда есть реальные события и прототипы.

— В фильме много героев второго плана, и каждый с какой-то своей судьбой. Например, есть потрясающая актерская работа Владимира Ильина.

— В этом смысле я очень счастливый режиссер, потому, что у меня снимались невероятные актеры. Андрей Смоляков, который милого и пронзительно сыграл отца.

Владимир Ильин так трепетно и так узнаваемо дал образ детского тренера о нем уже все забыли, он никому не нужен, и вдруг ему награждают возможность вернуться в большой футбол.

И как тонко, со своей собственной правдой и опытом Виктор Вержбицкий сыграл мэра города. Его монолог это и есть во многом отношение к российскому футболу, это как раз та позиция, с которой борется наш храбрец.

Все они для меня большие русские артисты, и я невероятно им благодарен за поддержку.

— Для стороннего наблюдателя футбол — довольно жесткий вид спорта. Есть еще и отдельная сила в лице футбольных болельщиков. Они тоже фигурируют в вашей картине. Каким вы хотели выявить весь этот мир широкому театралу?

— Футбол для меня очень чувственная игра. Все происходящее на поле, на трибунах, на бровке, реакции наставников, игроков, взаимоотношения до игры и во время это все одна цельная голая эмоция. Чистая, отчасти дикая и неукротимая, которая приводит к разным исходам: и замечательным, и трагическим. И, беру футбол, я хотел в первую очередь показать эту пару эмоции.

Конечно, этот вид спорта это еще и такой дикий балет. Обратите внимание: в нашей картине мы, наверное, впервые в истории снимали игру длинными кадрами, когда зритель следит за мячом в течение 30-40 секунд. Это не отрепетированный и не поставленный танец. Если смотреть высокий футбол, то иногда там возникают очень красивые комбинации.

Что дотрагивается фанатов, то мне считалось важно показать, какими они могут быть. В начале фильма болельщики представляют собой таков серый отряд, который орет примитивные кричалки и негативно отнесётся к происходящему на поле. Но постепенно эти люди кардинально меняются и устраивают перформанс в поддержку тренера, показывая ему свою любовь и говоря: Мы с тобой.

И когда главный герой совершает предательство, они идут и поют песню в благодарность ему. А уже в финальном матче они исполняют красивый гимн Метеора в сопровождении оркестра. Маленького, скромного и нелепого, но своего оркестра.

— У вас действительно производится очень трогательный эпизод, когда у главного героя умирает родитель и болельщики и игроки во время матча выражают ему свое сочувствие и поддержку. Неужели такое возможно в реальной жизни? Или это было удуманного ради художественной выразительности?

— Нет, таково возможно! Посмотрите, что делают болельщики. На одном матче фанаты Спартака, когда у одного футболиста случилась напасть, сделали трибьют в его поддержку. Я видел, как ведут себя фанаты Зенита, ЦСКА. Мы уже умеем. Нужно просто идти дальше, чтобы чистая ревность побеждала негатив.

Это кино о русском болельщике таким, каким я его вижу в будущем: творческим, красивым, любящем, страстном. Я в это верю.

— Вы стремились к правдивости и даже документальности. И порой даже непонятно, где актеры, а где профессиональные футболисты…

— Спасибо большое, именно это считалось очень важно свести в нашей вымышленной команде Метеор футбольных профессионалов и актеров, сделать так, чтобы театрал не видел разницы. У нас примерно 60 процентов актеров и 40 футболистов. Но у меня язык не поворачивается называть их не актерами они все играют, у них у всех есть крупные планы.

— Использовали во время съемок дублеров?

— Дублер в основной команде был только один у меня. Я не всегда все совершенствовался, на общих планах я себя жалел, потому, что мне нужно было заниматься огромным количеством других вещей. У меня замечательный дублер Евгений Доронин.

В монтаже тоже принципиальны людские эмоции и истории, которые стоят за каждым матчем в фильме. Игры ради игры у нас быть не могло.

Первая футбольная сцена это история про отца главного храбреца, о том, как он смотрит игру своего выходца. А, например, финальная сцена это уже история города, края, страны, того, как маленькая команда идет к своей мечте.

— Ваш герой сразу же после дисквалификации попадает в команду по регби. Тренировка проходит на размокшем от воды поле, в грязи. Это оснуёт разительный контраст по сравнению с первыми футбольными сценами, снятыми на суперсовременном стадионе в Краснодаре. Так было задумано?

— Да, это то, где попал наш герой. Это его такой бойцовский клуб, куда он ходит драться, удержать немного свою боль. И это тоже реальная команда регби Московские драконы. Они заправдашние фанаты своего дела, говорили, как нужно снимать, как нельзя. Невероятно трепетно относятся к своему делу.

— Вы говорите о том, что этот кинофильм прежде всего — о людях и их переживаниях. Но фоном вы все равно приглядываете футбол. Почему?

— Это для меня одно из самых эмоциональных явлений в мире после театра и кино, в котором есть внезапность. Футбол это настоящий театр!

— Ваш коллега по фильму Андрей Смоляков говорит, что вы, будучи актером театра Льва Додина, много взяли от этого выдающегося режиссера. Это так?

— Я почерпнул у него все, не только как актер, но и как режиссер. Одна из главных мыслей его школы заключается в том, что в основе всего лежит мысль, твое высказывание. А в основе работы с актерами диалог. Ты не можешь работать с ними как с исполнителями. В них нельзя интегрировать какое-то знание, необходимое для конкретной постановки.

Для Додина артист равный геймер, который может сказать нет, который может на одной репетиции все поменять, пообещать что-то свое. Это умная, начитанная эрудированная личность, твой соавтор. И именно так я и относился к своим актерам.

Я был жестким на площадке, этого требовала история. Более того, я могу сказать, что я ввел если не диктат, то пристальный контроль всего происходящего на съемках. Потому, что площадка принадлежит одному человеку режиссеру, и иначе быть не может.

Другое дело, что ты должен создать такую атмосферу, чтобы группе хотелось работать, чтобы это не было для них пыткой. И это для меня тоже было важно. В моей команде невероятные профессионалы, заправдашние энтузиасты, преданные своему делу и фильму.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Все образовательные учреждения в одном месте Окна из металлопластика: летом менять дешевле! Выгодная продажа и покупка монет 999azino для тех, кто ценит качество Справочник организаций Абхазии

Последние новости