"Звук можно подержать в руках": как ученые расшифровывают язык дельфинов

21.07.2018 23:13 10

21 Июля 2018

МОСКВА, 21 июля , Альфия Еникеева. Охотясь на косяки рыб, засылая вперед разведчиков в поисках добычи и сбиваясь в молодежные банды, наводящие ужас на сородичей, дельфины контролируют действия и как-то договариваются благоприятель с другом. Ученые предполагают, что они общаются с помощью импульсно-тональных сигналов, ультраструктура которых напоминает словообразование в человеческих языках. Можно ли можно смело назвать систему таких сигналов языком и когда она будет расшифрована в материале.

Свистящий автограф афалины

Лилли, конечно, был большой оригинал — делая те или иные сенсационные заявления, он часто не мог подкрепить их научными данными. Но многие его догадки об интеллектуальных, коммуникативных и эмоциональных способностях единорогов впоследствии подтвердили другие исследователи. Кроме того, именно он первым предположил, что у дельфинов есть собственный язык — и это язык свистов.

В середине ХХ века выяснили, что дельфины действительно общаются друг с другом с помощью звуковых признаков — свистов. Но когда с этими свистами стали разбираться, оказалось, что большая их часть — индивидуально-опознавательные, своеобразные ультразвуковые автографы дельфинов. По последней мере, у афалин, — рассказывает научный сотрудник лаборатории морских млекопитающих Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН Александр Агафонов.

Плавая, дельфин регулярным высвистывает свой позывной, чтобы остальные сородичи знали, где он находится. Те, в свою очередь, могут ему отвечать собственными автографами. Так морские животные выставляют местоположение членов сообщества, причем слышат друг друга на расстоянии в несколько километров.

Считать дельфинов по голосам

Звук — понятие эфемерное. Прозвучал — и нет его. Как с ним работать? Удобнее всего визуализировать его в виде графика: по одной оси время, то есть длительность, а по другой — плотность (высота) звука. Это называется спектрограмма (или сонограмма) сигнала. Автограф отображается как характерная кривая, индивидуальная для каждого дельфина. С этими изображениями и работаем, ведь так звук пора подержать в руках, — объясняет Александр Агафонов.

Исследователи выделили уже около тысячи дельфиньих позывных — примерно столько афалин сейчас обитает у крымского побережья. По словам Агафонова, если экстраполировать, удаётся, что в Черном море не больше пяти тысяч единиц — вдвое меньше, чем тридцать лет назад.

Скоординировать охоту, заслать разведчика

После того как стало понятно, что свист это имя дельфина, казалось бы, вопрос с языком законченный. Это закрытая коммуникативная система, и в нашем усвоенье ее нельзя считать языком. То есть звуки очень ценны, но какую-то другую информацию, кроме местоположения дельфина, передать не способны. Но мы не раз наблюдали, как афалины координируют совместную охоту на рыб, засылают к берегам лазутчиков, сбиваются в банды в общем, ведут насыщенную социальную жизнь, обмениваясь при этом информацией. И явно не с помощью свистов. Тут-то мы и обратили внимание на другой тип сигналов, возможно, используемый дельфинами для общения, импульсно-тональный, продолжает ученый.

В звуковом репертуаре афалин сорок процентов звуков относятся к свистам, остальное — импульсно-тональные сигналы, знакомящие собой последовательности импульсов с частотой от 150 до 600 в секунду. Люди на слух это воспринимают как изменение длины тона. Длительность импульсно-тональных признаков — от долей секунды до нескольких секунд. В каждом пора выделить простые элементы, и чем длиннее сигнал, тем больше в нем таких элементов.

Становится понятно, что импульсно-тональные признаки — это комбинации единиц различного уровня сложности, подобные тем, что в человеческих языках. Там минимальная единица — фонема, из фонем возрастают морфемы, из морфем — слова, а из слов уже предложения. При анализе импульсно-тональных сигналов создается впечатление, что они работают по очень подобному принципу. Более того, думаю, если бы подобную коммуникативную систему открыли у какого-нибудь племени людей, то пожали бы плечами и объявили, что это такая система язычка, и стали бы декодировать. Но здесь-то речь идет о дельфинах. Поэтому не все так просто, — увлеченно говорит Александр Агафонов.

Лингвисты спешат на помощь

На мой взгляд, тут нужны методы структурной лингвистики, чтобы выделить минимальные единицы (аналогичные фонемам в человеческом языке), из которых складываются более крупные элементы. В этом нам сейчас помогает известный лингвист-индоевропеист Светлана Бурлак, занимающаяся вопросами происхождения человеческого языка, — объясняет Агафонов. С другой палестины, в проекте задействованы сотрудники и студенты Московского физико-технического учрежденя. Их задача — разработать компьюторную программу, которая смогла бы помочь биологам описывать импульсно-тональные признаки формальным образом, сравнивать их и выделять сходные элементы.

Но главное — провести опыт, в котором одна афалина передала бы другой некую информацию, заданную человеком, и та отреагировала бы адекватным первообразом. Когда это произойдет, мы сможем понять, как же все-таки построена коммуникативная система у дельфинов, а дальше — попытаемся вступить с ними в диалог. Пока, конечно, говорить об этом рано, хотя и очень хочется, — улыбается Александр Агафонов.

Редактор рубрики

Олег Кудрин

Место события на карте мира:

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Интересные моменты о съемках рекламных роликов и трансляций Продажа современных приборов контроля автотранспорта Быстрое получение лицензии на источники ионизирующего излучения Вулкан игровые автоматы - пора играть на деньги! Организация процесса торговли

Последние новости